Info КИЕВ

Информационный портал

Среда
Апр 25 
Главная Столичный гид История Исторические заметки из жизни Киева В старину киевские подростки нередко убегали из дому в экзотические страны

В старину киевские подростки нередко убегали из дому в экзотические страны

E-mail Печать PDF
Рейтинг пользователей: / 1
ХудшийЛучший 

В старину киевские подростки нередко убегали из дому в экзотические страны В июле 1888 года киевская полиция охотилась за двумя мальчишками 11 и 14 лет, решившими бежать в Америку, "о которой мечтали во сне и наяву".

О приметах беглецов писали газеты, за ними шли по пятам сыщики. Но схвачены подростки были лишь спустя три месяца далеко от Киева, в грузинском городе Батуми... В XIX веке, кроме красивых картинок в иллюстрированных журналах, заморские страны напоминали о себе обилием роскошных экзотических растений в киевских домах и парках, мебелью из эбена, красного дерева и пахучего сандала. Горожане уже не представляли себе жизни без чая, кофе, рома, сигар, риса, специй и пряностей. Открывались бакалейные магазины, где торговали заморскими продуктами, цветами и фруктами. Казалось, врата рая наконец-то распахнулись для искателей приключений.

Начитавшись Майн Рида и Купера, гимназисты отправились в Америку

Несколько поколений киевлян выросли с мыслью, что где-то далеко, но все же в пределах досягаемости, существует настоящий мир чудес, куда их почему-то не пускают. Но попасть туда можно, избавившись от надокучливой опеки взрослых. Подобным фантазиям были подвержены в старину даже совсем маленькие дети, имевшие лишь смутное представление о "райских странах". Они время от времени умудрялись бежать из дома в поисках настоящего счастья.

"Два маленьких мальчика Стефан и Леонтий Калавуровы, - сообщала газета "Киевлянин", - родители которых живут в доме по Мало-Владимирской улице (сейчас улица Олеся Гончара. - Авт.), гуляя во дворе, выбежали на улицу и здесь порешили идти ловить "райских птичек". Вскоре они встретили незнакомого им мальчугана, несколько старше их, разговорились с ним и не замедлили сообщить о своем предприятии. Незнакомец одобрил их намерение и предложил свои услуги, обещая указать место, где можно поймать "райских птичек". Он повел их на Сенную площадь, а затем завел в пустой двор лесного склада. "Вы здесь посидите, - сказал плут детям, - а я пойду принесу вам райских птичек. Только их можно поймать лишь с помощью сапог. Дайте мне ваши сапоги, и я принесу каждому из вас по две птички".

Дети сняли сапоги и охотно дали их мальчишке, а тот не замедлил исчезнуть. Малыши сидели смирно, пока не озябли их ноги. Они долго крепились в ожидании "райских птичек", но наконец не выдержали и громко расплакались. Детей услышал городовой, который и отвел их домой".

С детьми постарше хлопот было еще больше. Они умудрялись проникать в поезда, шедшие на юг. Тщательно скрываясь от глаз полиции, иногда действительно попадали в пределы экзотических стран.

Один из таких дерзких побегов произошел в 1879 году. "Три воспитанника киевских гимназий, - писала пресса, - под влиянием поэтических описаний Майн Рида и Купера решили отправиться в Америку, и с этой целью одним из беглецов тайком было взято на путешествие 200 рублей. Юные эмигранты третьего и второго класса до сих пор не пойманы". О результатах поисков газеты так и не сообщили. Вполне возможно, оборотистые мальчишки сумели распорядиться украденной у родителей суммой, нашли верных проводников и ушли от погони. Быть может, где-то далеко среди пальм и сказочных орхидей они создали процветающую латифундию, жили в мраморных дворцах и объезжали свои владения на спинах слонов? Почему бы немного не помечтать вместе с ними...

Известный киевский психиатр Иван Сикорский (отец знаменитого авиаконструктора) относился к беглым гимназистам довольно скептично. В его глазах они были "малоуспешны в умственной работе" (проще говоря - туповаты), тяготились учением и потому были готовы бежать от своей незавидной доли хоть на край света. Но даже этот суровый ученый признавал, что побег нередко раскрывал скрытые силы души, превращал школьных оболтусов в романтических личностей вроде героя лермонтовской поэмы "Мцыри". "Во время своих скитаний, - пишет Сикорский об одном из киевских беглецов, - он был смел и решителен. Казалось, глядел вдаль и видел будущее. Среди скитаний он испытывал слепое одушевление, силу, смелость, безумную решимость, жил фантазией, которая рисовала ему опасности, неожиданности и отдаленные неясные перспективы".

Впрочем, далеко не все беглецы мечтали об "отдаленных перспективах", о "райских птичках" и теплых волнах океана. Многие киевские мальчишки удовлетворялись странствиями по живописным окраинам самого Киева и были счастливы, вдыхая горький дым костра и запах поджариваемых на нем кусочков старого сала.

"За три копейки можно было купить большой пирог"

"Как только приходила весна, - вспоминал знаменитый артист эстрады Александр Вертинский, - мы устраивали чудесные "пасовки" (от картежного слова "пас". - Авт.) то на Батыевы горы, то в Голосеевскую пустынь, то в Дарницу. Обычно утром встречались в заранее условленном месте и, оставив ранцы и связки с книгами в какой-нибудь лавочке, шли гулять. Весна еще только высовывала нос на улицу, а мы уже в распахнутых пальто шли ей навстречу. Разводили костер, жарили на палочках старое сало, курили до тошноты, бегали взапуски, собирая хворост, и пили, пили воздух. Украинский воздух! Воистину это были самые счастливые дни моей жизни".

Зимой большая часть злостных прогульщиков уроков оседала в Лавре, смешиваясь с толпами богомольцев и греясь в бесплатных монастырских столовых. В Лавре всегда можно было получить миску борща и кусок хлеба. А те, у кого водились денежки, покупали знаменитые лаврские лакомства. "В монастырской трапезной бесплатно выдавали постный борщ из капусты и черный хлеб, - писал Вертинский. - Этот вид человеколюбия и милосердия богатая Лавра могла себе позволить. А за три копейки можно было купить пирог. Большой пирог! Настоящий "брандер", как мы его называли! Что за дивный вкус был у пирогов! Одни были с горохом, с кислой капустой, другие - с грибами, с кашей, душистые, теплые, на родном подсолнечном масле. Одного такого пирога было достаточно, чтобы утолить любой голод".

Лавра была надежным пристанищем для беглых гимназистов. Снисхождение монахов к бродяжничеству школьной молодежи возмущало горожан. В октябре 1883 года пресса с тревогой сообщала о судьбе 11-летнего мальчика, который почти две недели не появлялся ни дома, ни в школе, питаясь в Лавре и шатаясь по городу. "Это уже второй случай, - писала одна из газет, - исчезновения детей в течение прошлой недели. В обоих случаях дети ушли из дома вследствие угроз быть наказанными, если будут плохо учиться в школе. Говорят, школьники очень часто появляются в Лавре, где их не задерживают для возвращения родителям, а напротив, кормят и даже помогают деньгами, развивая этим путем тунеядство".

Дети рассказывали полицейским жуткие истории, и те невольно верили им. Так, в апреле 1885 года в одной из газет была напечатана заметка "Загадочный случай", где вполне серьезно пересказывалась жуткая "исповедь" 8-летней бродяжки Веры Рыжковой: "...Родители ее умерли, а ее, равно как и брата, и сестру (младших), взяла к себе тетя. На днях она со всеми детьми отправилась гулять по берегу Днепра. Брата и сестру тетя на ее глазах потопила, а ее привела в Лавру, где и оставила. При этом девочка рассказала подробности, как маленький брат ее кричал, барахтался в воде. Полицией приняты самые энергичные меры к розыску тети..." Однако через пару дней выяснилось, что беглянка "живет у матери, а не у тети, и что у нее есть сестра и брат, но более взрослые, которые живы и с которыми никакого происшествия не было. Девочка была возвращена матери..."

В конце ХIХ века горожане уже привыкли к бродяжничеству подростков. Газетчики перестали бить тревогу по поводу очередного сезонного исчезновения того или иного гимназиста. Злостных прогульщиков ругали, наказывали, но из гимназий не исключали. Родители и педагоги уже знали, что между беглым гимназистом и бродягой большая разница. Лишь немногие ученики действительно переставали учиться и постепенно опускались на дно. Другие, бывало, погуляют немного, "перебесятся" и возвращаются за парты.

Упомянутый уже психиатр Сикорский создал даже теорию о бродяжничестве как проявлении свойственного молодежи невроза, побороть который способна лишь чуткость близких. В своих "Основах теоретической и практической психиатрии" он рассказывает странную историю "молодого беглеца, лет 17-ти, сына образованных родителей", который жил со старшим братом, "горячо любившим и воспитывающим его". И тем не менее юноша был подвержен какому-то странному психозу. "Время от времени, - пишет ученый, - молодой человек впадал в томительное состояние духа, "задыхался в комнатной атмосфере", как выражался он. Такое состояние наступало внезапно и заставляло больного искать воздуха и простора. Выйдя однажды из дома даже без шапки, он отошел далеко и тут только стал думать, куда бы направиться. Ему пришло в голову идти из Киева в Екатеринодар, где жила его мать. Ночь застала его на лесной дороге. Ночевал на дереве, боясь нападения диких зверей. Далее его гнало вперед "чувство величия и страха" "как бы от какой-то преследующей его опасности". "Так прошло несколько дней и с наступившим утомлением и успокоением больной заявил о себе властям, которые имели о нем телеграммы от брата. Хотя молодой беглец давал себе и брату слово избегать дальнейших приключений, но время от времени повторял их".

"Наш товарищ вернулся с "Георгием" на груди"

Последняя волна гимназических побегов произошла в 1914 году и была связана с подъемом патриотических настроений в начале Первой мировой войны. "Само слово "война", - вспоминал знаменитый танцовщик и балетмейстер, урожденный киевлянин Серж Лифарь, - кружила и пьянила юные головы. Закружилась и моя девятилетняя голова, и я стал бредить войной и составлять планы бегства на таинственный и соблазнительный "фронт"... Вместе со мной задумали бежать старший брат Василий и еще один наш товарищ, 12-летний гимназист. Мы стали усиленно готовиться к побегу: тайком заготавливали консервы и сухари, запасались финскими ножами, фляжками; нам удалось достать даже несколько австрийских штыков - свежие с фронта! - и мы считали наш "арсенал" и нашу "амуницию" не только достаточными, но и богатыми и солидными.

В назначенный день - как лихорадочно ожидался он! - мы пробрались на вокзал, забрались под товарный вагон отправляющегося на фронт эшелона и стали ждать, когда поезд тронется и повезет нас на "передовые позиции"... Проходит час, другой, третий... И вдруг около вагона раздаются медленные знакомые шаги и затем знакомый голос: "Здесь они..."

Постыднейшим для нас образом отец извлекает из-под вагона сперва брата, потом меня, и ведет нас, низко опустивших наши недавно гордые и горячие победные головы, домой... Оказывается, заговор был раскрыт старшей сестрой Евгенией... Еще безграничнее стало наше горе, когда через несколько месяцев наш товарищ, которого никто не задерживал, никто не вытаскивал из-под вагона, вернулся в Киев с солдатским "Георгием" на груди..."

В наше время дети также оставляют свои семьи. Но не из романтических побуждений. Их гонят на улицу убогий быт родителей, бедность, пьянство, жестокость. Нынешние бродяжки "райских птичек" уже не ищут. О них они вряд ли слыхали...

Факты

 



+++ Ваша реклама здесь всего 30 грн. в месяц +++ Фотографии Киева смотреть здесь +++ Мы в соцсетях: Twitter, Google+ +++

Единая страна / Єдина країна

Баннер





При полном или частичном использовании материалов портала ссылка на infokiev.com.ua обязательна (в интернете - гиперссылка).
Info Киев не несет ответственности за достоверность информации опубликованной в рекламных объявлениях и републицируемых материалах.
Ответственность несут авторы информации. Info Киев может не разделять точку зрения авторов статей.

English French German Polish Russian Ukrainian
© 2018 Info КИЕВ. Все права защищены..